utvamu


В поисках утраченного

Советская тоталитарная демократия как она есть


Previous Entry Share Next Entry
Стёрджес: То, что вы подозревали, но не знали как сказать,
utvamu
Оригинал взят у sell_off в Стёрджес: То, что вы подозревали, но не знали как сказать,
Оригинал взят у pravdoiskatel77 в Стёрджес: То, что вы подозревали, но не знали как сказать,
Оригинал взят у realistromantic в Стёрджес: То, что вы подозревали, но не знали как сказать,

23082_900

Выставка

Месяц назад в Москве со скандалом закрыли выставку своеобразного фотографа Стёрджеса. На фотовыставке были в основном изображены обнажённые девочки периода полового созревания, зачастую в откровенных позах. Потом встал вопрос: а за что, собственно закрыли? Разве это детская порнография? Или, точнее, разве это не детская порнография?


Тогда в соцсетях можно было встретить изображение Мадонны с младенцем и подпись: «Вы бы лучше вот это запрещали, чем Уважаемого Фотографа трогать!»

Действительно, что такое порнография? Может ли искусство быть одновременно порнографией? Есть ли у искусства грань допустимого?

Если заглянуть в словарь, то порнография от непорнографии отличается не тем, что изображено, а целью. Если цель — половое возбуждение, то это порнография. Итак, остается только понять цель... Те, кто закрывали выставку, уверены в том, какая здесь цель, но сам непризнанный гений всё отрицает.

Экспертиза

Недавно мне попал на глаза такой документ: заключение трех докторов наук (психологических, медицинских и юридических) на фотографии этого «деятеля культуры». Правда, они анализировали не конкретно эту выставку, которую к тому моменту уже закрыли, а восемь фотографий из опубликованного печатного издания. Что для исследователя методологически правильнее. Другие его фотографии, говорят эксперты, в целом аналогичны.

Признаюсь, читать это заключение было тяжело. Тяжело не из-за специальных терминов, а из-за нарастающего отвращения к предмету, который они описывают.

Но главное — стало понятно, что то, что мы все сразу подозревали нутром, можно сказать прямыми словами современной науки. Правда, на то, чтобы дать это обстоятельное 11-страничное заключение, у профессоров ушло не 3 минуты, как было бы при простой человеческой реакции, а 3 недели (с 29 сентября по 19 октября).

Приведу выдержки из заключения. Думаю, слова докторов наук стоят того, чтобы их приводить дословно, а не пересказывать. Юридические аспекты буду намеренно пропускать: тот, кому надо, прочитает оригинал.


«Исследование проводилось в рамках следующего поставленного вопроса: Содержатся ли в каких-либо из представленных для исследования фотографиях авторства Д. Стёрджеса визуальные и смысловые (графические, в том числе художественно-изобразительные) элементы и особенности, являющиеся признаками детской порнографии или содержащие к ней отсылки и/или имеющие к отношение к педофилии?»

«...Исследование представленных фотографий авторства Д. Стёрджеса, размещённых на с. 10, 11, 28, 30, 50, 60, 61, 65 издания „Radiant Identities. Photographs by Jock Sturges“ (New York: Aperture Foundation, 1994), дает основания для вывода о том, что вышеуказанные фотографии представляют собой изображения детской порнографии (хотя и в определенной степени кодирования коммуникативного сигнала, в неявном, завуалированном виде), а также содержат, за счет ряда применённых приемов, достаточно ясно прочитываемые, выраженные отсылки к педофилии. Далее содержится обоснование этого вывода...»

«При этом композиция (размещение объектов — малолетних детей) на каждом из исследуемых фото направлена на акцентирование, привлечение и притягивание внимания зрителя к обнажённым наружным половым органам изображённых малолетних детей и к обнажённой (не сформировавшейся еще) груди малолетних девочек. Эффект притяжения внимания реализуется также за счет шокирующей публичной демонстрации нравственно табуированного объекта — обнажённых наружных половых органов малолетних детей. Публичная демонстрация подобных изображений... считается социально и юридически недопустимой».

«В исследуемых фотографиях авторства Д. Стёрджеса реализован прием контаминации (смешения, наложения) образа сексуального объекта (обнажённого взрослого человека) и образа обнажённого малолетнего ребенка... Налицо намеренная искусственность помещения малолетнего ребенка в такое окружение, поскольку появление в таких условиях и в таком виде малолетнего ребенка в естественных социально допускаемых ситуациях совершенно исключено, но, напротив, бывает в случаях совершения преступных действий против половой неприкосновенности несовершеннолетних».

«Применением вышеуказанных приемов Д. Стёрджес умышленно добивается такого результата, что образы малолетних детей трансформируются в искусственно сконструированные им образы, представляющие детей в качестве сексуальных объектов, объектов искусственно стимулируемого Д. Стёрджесом сексуального интереса к детям (явно ненормального и противоправного)».

«Представленные фотографии Д. Стёрджеса совершенно обоснованно воспринимаются и оцениваются нравственно и психически нормальным человеком как „непотребные“, „отвратительные“, „мерзкие“, „шокирующие“ и оцениваются как явно реализующие аллюзии к педофильской семантике. И эта социально-психологическая суть исследуемых фотографий авторства Д. Стёрджеса не может быть компенсирована, смягчена или нейтрализована заявлениями о фактах экспонирования фотографий авторства Д. Стёрджеса в каких бы то ни было музеях и выставочных центрах в Европе или в США».

По поводу художественной ценности приводится «пример для пояснения: выполненная одарённым ювелиром самыми изысканными средствами нацистская свастика не может быть признана в цивилизованном демократическом обществе высоким достижением искусства, обладающим значительной художественной ценностью».

В исследовании был приняты во внимание и собственные пояснения Стёрджеса (или, точнее, составителя сборника его фотографий). Правда, при внимательном прочтении эти пояснения оказались скорее из области саморазоблачения: «То есть творчество Д. Стёрджеса признаётся автором этого, цитируемого нами, текста — редактором (или составителем) этого сборника фотографий — проверкой реакции общества на демонстрацию ему отношения к детям как к сексуальным объектам».

Я не привожу здесь сами эти авторские объяснения, во-первых, чтобы не раздувать объем. А во-вторых, мне тогда и самому пришлось бы кое-что сказать в адрес этих объяснений — не на правах профессора и эксперта, а на правах блогера и гражданина.


Выводы:

«Все представленные на исследование фотографии авторства Д. Стёрджеса, размещённые на с. 10, 11, 28, 30, 50, 60, 61, 65 издания „Radiant Identities. Photographs by Jock Sturges“ (New York: Aperture Foundation, 1994), содержат визуальные и смысловые элементы и особенности, являющиеся признаками детской порнографии, вследствие чего они совершенно точно представляют собой детскую порнографию (хотя и в определенной степени кодирования коммуникативного сигнала), при этом в них использованы (вышеописанные) приемы, посредством которых реализованы четко выявляемые отсылки к педофилии, попытки представить ее в привлекательном образе. Указанные фотографии авторства Д. Стёрджеса выражают отношение их автора к детям как к сексуальным объектам, в результате чего публичная демонстрация таких фотографий, обладала бы направленностью на формирование в обществе толерантного отношения к педофилии и к преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних».

Реакция

Выводы вполне понятные.

Понятно и то, что наше общество, способное резко реагировать на педофилию, к сожалению, не всегда готово резко отреагировать на попытки привить ему толерантность к педофилии. Но в этот раз, кажется, отреагировало. Известный сенатор возмутилась и потребовала выставку закрыть — еще не имея на руках такого заключения. А это, вообще говоря, смелый шаг, это политический риск, ответственность. А ну как окажется, что ты ошиблась? Будет некрасиво. И вдобавок неприятно. «Ребята попроще» просто заблокировали выставку. А кто-то даже (не могу одобрить такие действия, и даже считаю, что они контрпродуктивны, но отношусь к ним с пониманием) облил фотографии мочой.

А вот можете полюбоваться, как куратор центра, где проходила выставка, защищала эту выставку (не хочу ее клеймить, наверное, она просто «не врубилась»):

«Эта выставка работает не первый день. Огромное количество СМИ было на открытии. И это не про педофилию, а про искусство. Я не вижу здесь того, о чём говорит Мизулина. Стёрджес — это большое имя в мире фотографии, он знаменит не потому что у него есть обнаженная натура, а потому что он умеет выстраивать композицию, занимается светом. Я не вижу никаких расхождений с законами Российской Федерации, есть обнажённая натура — модели, которых снимали с их согласия, а не исподтишка».

По ее мнению, порнография определяется не целью, а тем, была ли съемка с согласия модели, и тем, сколько СМИ было!

История не закончилась. Недавно Константин Райкин заявил о важности «цеховой солидарности» работников культуры со Стёрджесом:

«Цеховая солидарность, как меня папа учил, обязует каждого из нас, работника театра (артиста ли, режиссера ли), не говорить плохо в средствах массовой информации друг о друге и в инстанциях, от которых мы зависим...

Когда мочой обливают фотографии — это что, борьба за нравственность, что ли? Вообще не надо общественным организациям бороться за нравственность в искусстве. Искусство само в себе имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, зрителей, души самого художника. Это носители нравственности. Не надо делать вид, что власть — это единственный носитель нравственности и морали. Это не так.

Вообще, у власти столько соблазнов; вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти. Вот умная власть за ЭТО ему платит. А не за то платит власть, как говорят нам наши руководители: „А вы тогда и делайте. Мы вам платим деньги, вы и делайте, что надо“. А кто знает? Они будут знать, что надо? Кто мне будет говорить? Я сейчас слышу: „Это чуждые нам ценности. Вредно для народа“. Это кто решает? Это они будут решать? Они вообще не должны вмешиваться. Они должны помогать искусству, культуре.

Собственно, я считаю, что нам надо объединиться. Еще раз говорю: нам надо объединиться. Нам надо плюнуть и на время забыть о наших художественных тонких рефлексиях по отношению друг к другу. Мне может сколько угодно не нравиться какой-то режиссер, но я костьми лягу, чтоб ему дали высказаться».


Резюмирую мысль Райкина. Когда выставку детской порнографии закрывает власть — это плохо. Когда общественные организации борются за нравственность в искусстве — это тоже плохо. Когда доведённый до отчаяния гражданин делает поступок в стиле «что взять, кроме анализов» (быть может, единственный поступок, которому его научили деятели культуры), то это вообще что угодно, но только не борьба за нравственность. А нравственность — она среди тех, кро причастен «цеху» деятелей и потребителей искусства! Те, кто приходят на выставки — вот они сами и есть достаточные фильтры.

И если, пока Деятель Искусства ставит спектакли, рядом открывается выставка с пропагандой педофилии, работает три недели, а потом ее с шумом закрывают, то первым делом Деятель Искусства должен забыть о своих тонких рефлексиях и броситься на защиту этой выставки. Потому что так велит цеховая солидарность. Вот, по Райкину, главное правило современного искусства.

Кстати, разговор Райкина с властью закончился замечательно. Денег ему дали. И извинились.



Лестница в небо

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal сибирского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Хорошая публикация. И полезная. А то чувствуешь себя как собака: понимать - понимаешь, а сказать не можешь.

  • 1
?

Log in